«В плане креатива Россия не самая сильная страна»
22 Марта 2011

«В плане креатива Россия не самая сильная страна»

Основатели компании Saatchi & Saatchi Моррис и Чарльз Саатчи, прославившиеся, в частности, тем, что обслуживали предвыборную кампанию Маргарет Тэтчер, открывают свой бизнес в Москве. Их местным партнером стала российская компания EMCG, ранее выстроившая российский бизнес для нескольких компаний группы Omnicom. В качестве креативного лидера в M&C Saatchi Russia был приглашен известный российский дизайнер Денис Симачев. Корреспонденты «РБК daily» Екатерина Севрюкова и Антон Бурсак встретились с участниками этого альянса и выяснили, что они ждут от российского рынка.

Какие цели вы преследуете, открывая представительство в России?

Морэй Макленнон (M&C Saatchi): Логика работы крупных международных рекламных агентств в том, чтобы обеспечить своим клиентам полный портфель услуг в максимальном количестве стран. Их отличие от нас состоит в том , что многие наши конкуренты открывают региональные офисы для галочки, чтобы продемонстрировать потенциальному клиенту максимальное покрытие. Мы же не хотим выходить в регионы, где у нас нет возможности, во-первых, обеспечить то качество услуг, к которому привыкли наши клиенты, во-вторых, заработать деньги.

Кто из ваших международных клиентов убеждал вас в необходимости открыть в стране представительство?

М.М.: Среди наших клиентов есть ряд компаний, в том числе «Бакарди» – производитель решений для спутниковой навигации Gramini – и другие; они настоятельно просили нас открыть офис в России. С другой стороны, есть ряд клиентов в России, которые заинтересованы в нашей международной экспертизе и других возможностях. Например, на днях мы выиграли тендер по продвижению на международном рынке «Лаборатории Касперского».

Почему вы решили выйти на российский рынок именно сейчас?

М.М.: Мы впервые встретились с партнерами из России около трех лет назад в Лондоне. И все это время мы изучали возможности этого рынка и размышляли. Вы знаете, открывая новые офисы, мы руководствуемся двумя условиями: наличие перспективного рынка и хороших партнеров, причем второй фактор важнее. Да и сам рынок тоже очень неплох: по темпам роста он второй после Китая или Бразилии. Сейчас обстоятельства сложились, по нашему мнению, оптимальным образом, и вот мы здесь.

Александр Шлезингер, президент EMCG: Рынок креативных услуг в России скоро вырастет на порядок – до $500–600 млн по сравнению с $60 млн. Перед Россией стоит задача ухода от чисто сырьевой экономики к экономике будущего – инновационной экономике, которая требует пересмотра отношения к управлению интеллектуальным капиталом. Если на российский рынок управления нематериальными активами смотреть широко, то его объем составляет десятки миллиардов долларов. Россия созрела: Олимпиада, чемпионат мира по футболу, проект «Сколково», ориентированность крупнейших компаний на экспорт продуктов глубокой переработки – это индикаторы мощнейшего тренда, Россия интегрируется в глобальную экономику и вынуждена будет серьезно заниматься брендингом в широком понимании этого слова.

Как структурирована сделка в России?

М.М.: Местная дочерняя компания будет принадлежать на 50% российскому менеджменту и на 50% международной группе M&C Saatchi. Это нетипичная для нас ситуация, ведь обычно мы настаиваем на максимальном контроле над бизнесом. На сегодняшний день подобного рода структуры владения есть у нас только в России и Ливане. В большинстве случаев мы открывали агентства самостоятельно, и это были наши 100% дочерние компании.

Структура акционерного капитала может как-то измениться?

М.М.: Это возможно, но ни у нас, ни у наших российских партнеров нет юридических обязательств, то есть мы можем выкупить долю партнеров. Но пока мы об этом не думаем, пока мы рассчитываем заработать совместно как можно больше денег.

Что вы думаете по поводу уровня креатива в России?

М.М.: Скажем так, сегодня в плане креатива Россия – это не самая сильная страна. В то же время у этой страны очень богатое культурное наследие в литературе, музыке и живописи, что говорит о большом потенциале. Пока в рекламных работах это не сильно угадывается, но, с другой стороны, у нас есть все шансы это изменить.

А.Ш.: Проблема в том, что в России все занимаются адаптацией идей, придуманных где-то еще. Например, рекламный ролик «Сникерс» с Анастасией Волочковой был на самом деле частью глобальной рекламной кампании, которая проводилась на многих рынках с участием различных местных персонажей, но с одной идеей: «Будь собой».

В России уже присутствует сеть Saatchi & Saatchi, которая вышла на местный рынок в 2004 году (в 1995 году братья Саатчи покинули компанию и основали новое агентство – M&C Saatchi, забрав с собой значительную часть клиентов, таких как, например, British Airways. – «РБК daily»). Вы будете конкурентами?

М.М.: Наш «развод» проходил весьма враждебно, и на этом многие юристы сильно разбогатели (вскоре после разделения двух команд Saatchi & Saatchi подало иск против Мориса Саатчи и покинувших агентство менеджеров с требованием возместить нанесенный ущерб. – «РБК daily») , но сейчас, спустя годы, ситуация серьезно изменилась. Враги ранее теперь мы всего лишь соперники. И, кстати, в Великобритании наш оборот больше, чем у Saatchi & Saatchi.

Вы выходите на российский рынок, где уже сформировался достаточно высокий уровень конкуренции…

М.М.: На самом деле и на рынке Великобритании, к примеру, ведущие игроки занимают не более 3% рынка. Эта ситуация не так уж и плоха: создается новый уровень конкуренции, при котором выигрывает клиент, который получает максимум возможного.

Вы выбирали партнера в России, ориентируясь на конкретные персоналии? По этой ли причине на должность творческого директора назначен Денис Симачев? Вы используете такой подход во всем мире?

М.М.: Мы всегда и везде пытаемся сделать ставку на талантливых людей, будь то Франция или Китай, – в этом мы видим залог нашего успеха. В этом смысле Россия не исключение. Мы работаем с глобальными клиентами как глобальная компания, но в отличие от многих наших конкурентов мы хотим быть, к примеру, самыми французскими во Франции и самыми русскими в России.

У г-на Симачева есть ряд бизнесов в России, нет ли здесь конфликта интересов?

Денис Симачев, дизайнер: Я не хочу связывать свои бизнесы в России, которыми мне также интересно заниматься, с моей работой в M&C Saatchi. Это отдельный проект, и для меня это некое новое и интересное качество, хотя просто дизайнером одежды я перестал быть уже давно.

В новом стартапе у вас будет какая-то доля, опцион на выкуп части акций и т.д.?

Д.С.: Мне бы не хотелось сейчас детально обсуждать наши договоренности, но, конечно же, я не буду обычным наемным работником и рассматриваю это именно как партнерство.

А.Ш.: M&C Saatchi предложила Денису возглавить творческое направление группы в России в том числе и потому, что это принципиально новый уровень для российского рынка: Денис из тех людей, которые смогли не только получить признание в какой-то узкой отрасли, но и стать создателем тенденций в ряде смежных отраслей, а также превратиться из российской знаменитости в фигуру международного масштаба.

Источник: Екатерина Севрюкова, «РБК daily»

Возврат к списку